Рябцева И. А.: Популяризация историко-культурного наследия Воскресенского района: экскурсионный маршрут «Воскресенская летопись»

226
Усадьба Кривякино. Фото Рябцевой И.А. Июнь 2019 г

И. А. Рябцева

(Московская область, г. Воскресенск)

Популяризация историко-культурного наследия Воскресенского района: экскурсионный маршрут «Воскресенская летопись»

Аннотация. В статье описан экскурсионный маршрут, охватывающий наиболее яркие страницы светской и церковной летописи Воскресенского края, где судьбы исторических личностей вплетены в историю православных храмов дореволюционной постройки.

Ключевые слова: усадьба, церковь, икона, колокольня, район.

I. Ryabtseva (Voskresensk)

Popularization of the historical and cultural heritage of the Resurrection District: excursion route «Resurrection chronicle»

Abstract. The article describes an excursion route covering the brightest pages of the secular and church chronicles of the Resurrection Territory, where the fates of historical figures are woven into the history of Orthodox churches of pre-revolutionary construction.

Keywords: manor, church, icon, bell tower, district.


Подмосковный Воскресенск стал городом сравнительно недавно – в 1938 году, но земля Воскресенская имеет свою уникальную многовековую историю, корни которой уходят вглубь времен.

Первым Воскресенским краеведом, а точнее краеведом Коломенского уезда, от которого впоследствии и «отпочковался» Воскресенский район следует считать Николая Дмитриевича Иванчина-Писарева. Именно на основе его первых исторических изысканий основан наш доклад и экскурсионный маршрут[1].

Наш маршрут сформировался в XXI веке и его отправная точка – усадьба Кривякино (памятник архитектуры федерального значения; архитектор – некто из «круга Растрелли», что пока не доказано), находящаяся в центре Воскресенска.

Усадьба Кривякино. Фото Рябцевой И.А. Июнь 2019 г

Воскресенцы по праву гордятся тем, что на нашей земле жил и работал писатель-классик, первый русский исторический романист Иван Иванович Лажечников, человек во многих отношениях замечательный, которого знали Н. И. Новиков, Н. М. Карамзин, А. С. Пушкин, В. А. Жуковский, П. А. Вяземский и другие Можно назвать еще 3-4 десятка имён людей, создавших культуру столетия.

Сама усадьба с роскошным парком находится в месте расположения древних курганов и этим фактом являет собой начало истории Воскресенского края.

Первое упоминание о месте, о сельце (пока ещё не усадьбе) относится ко времени Ивана Грозного. Первым владельцем села был Роман Степанович Кустерский. Далее владельцами были Замятины, именно при них появилась сама усадьба.

Купец Иван Ильич Лажечников, отец писателя, в 1790-х годах приобрёл уже дворянское поместье с усадьбой, парком и крепостными крестьянами, называющееся уже Красное сельцо. На такую сделку купцы по закону права не имели, поэтому покупка была оформлена на подставное лицо – местного генерал-губернатора Обрезкова. А продавалось имение в 1824 году адмиральше Надежде Курманалеевой от имени наследников Обрезкова – его детей.

Также известно, что после 1797 года усадьбой владел коллежский асессор Николай Беклемишев. Остаётся открытым вопрос: Лажечников-отец владел усадьбой параллельно или перед Беклемишевым?[2]

Мать Николая Беклемишева Мария, в монашестве Ефросинья, была из рода Пожарских. Вотчина Пожарских находилась в селе Марчуги Воскресенского района. Жители села внесли свой вклад в дело победы Второго ополчения во главе с Дмитрием Пожарским над польско-литовскими интервентами в годы Великой Смуты.

Крестовоздвиженская церковь с.Марчуги. Фото Рябцевой И.А. Июнь 2019 г

Марчуги – вторая точка экскурсионного маршрута, куда группа отправляется прямо от усадьбы. Старинное село Марчуги расположилось на высоком берегу Москвы-реки выше по течению города Воскресенска. Места здесь удивительно красивые и привольные.

Дмитрий Пожарский, владевший Марчуговской вотчиной в XVI – первой половине XVII веков, имел особое попечение о здешней церкви. По приданию он пристроил к старому зданию придел во имя Николая Чудотворца. Род Пожарских быстро прервался. Владельцем Марчугов становится правнук великого полководца по женской линии – стольник Александр Иванович Милославский. Это был сын Анны Петровны Пожарской, вторым браком вышедшей замуж за Ивана Милославского. С Милославскими история села Марчуги будет связана более 100 лет. В 1715 году, во время проведения очередной переписи Коломенского уезда, владельцем Марчугов был записан сын сгинувшего в плену Александра Милославского Лев Милославский, который родился 17 февраля 1700 года за несколько месяцев до злополучной Нарвской конфузии. Своего отца он не помнил. Вырастила его мать Софья Алексеевна. У Льва Александровича осталась супруга Анна Михайловна, в девичестве Долгорукая.

В 60-х года XVIII века вдова лейтенанта флота Анна Михайловна Милославская приступает к строительству каменной церкви в Марчугах, в центре вотчины, унаследованной от мужа. На ту пору ей более 70-ти лет. По сведениям Экономических примечаний 1773 г. в селе Марчуги в те годы имелся «господский дом деревянный и при нем сад иррегулярный с плодовитыми яблоневыми и вишневыми деревьями»[3]. Место, где этот дом стоял впоследствии было размыто Москвой-рекой. С деревянной церковью также произошла неприятность. Она стояла на излучине Москвы-реки и однажды в половодье оказалась отрезанной от села и всего прихода, а потом и вовсе разрушена.

Анна Михайловна пожертвовала немалую сумму денег для строительства нового церковного здания – не из дерева, а из кирпича. Фундамент был из белого камня – известняка. В 1769 году храм был уже возведён, но не освящён. Новая каменная церковь стала единственной. Главный её престол – в честь Воздвижения Креста Господня, а придельный – Николаю Чудотворцу. Никольский придел располагался в северной части трапезной храма[4]. Также при Анне Михайловне из кирпича была выстроена небольшая колокольня. Колокола на неё перенесли со старой деревянной церкви. Многие из тех колоколов помнили князя Пожарского.

У Льва Александровича и Анны Михайловны не было сыновей – только дочери. Средняя Феодосия стала женой князя Михаила Борисовича Черкасского. Именно Феодосия Львовна унаследовала от матери Марчуги, числясь владелицей с 1770 по 1810 годы. Все эти годы князья Черкасские жили в столицах и в родовом гнезде Михаила Петровича – в Черкизове. В 1800 году Феодосия Львовна овдовела.

В 1810 году Феодосия Львовна Черкасская скончалась и была погребена в женском монастыре в селе Хотьково (недалеко от Сергиева Посада) в трапезной Покровской церкви. Марчуги перешли к её сыну Борису Михайловичу Черкасскому. Борис не жил в Марчугах. Ночевал здесь изредка в ходе многочисленных выездов на охоту. В 1828 году князь умер и был похоронен в Голутвинском монастыре рядом с Коломной. Щуровский помещик Адриан Моисеевич Грибовский сделал в своём дневнике запись о похоронах: «Были в Голутвине монастыре похороны князя Черкасского. Сей князь Борис Михайлович служил при императрице Екатерине II в гвардии, откуда вышедши в отставку бригадиром, около 50 лет жил в своем имении, находившемся подле города Коломны, по разным наследствам дошло к нему наконец до 6 тысяч душ крестьян. Долго он не хотел жениться и вёл свободную с женским полом жизнь; но, прижив с одною из крепостных своих девок много детей, по отеческой к ним любви решил за 14 лет до своей смерти на матери их обвенчаться, и всех своих детей успел признать законными князьями и княжнами, и всех их при себе разделил»[5].

Вотчина с центром в селе Марчуги Бронницкого уезда досталась второму сыну – Алексею Борисовичу Черкасскому. Владение это включало само село и 6 деревень – Косяково, Городище, Глиньково, Бельково, Аргуново, Бубново. Всего 326 крестьянских дворов и 1410 душ. Князь был очень богат. Родовым гнездом семьи по-прежнему оставалось Черкизово. Имея не вполне аристократическое происхождение (внук кузнеца), князь Алексей Борисович женился на княжне Марье Николаевне Щербатовой, представительнице одного из самых старых и уважаемых дворянских родов России. Выйдя в отставку, князь какое-то время жил в Москве, а потом переехал в бронницкое имение. В Марчугах не жили (скорее всего, господский дом сильно обветшал), но продолжали посещать Воздвиженскую церковь.

После этих событий князь Алексей возымел намерение перестроить марчуговскую церковь и для удобства прихожан сделать в ней два «тёплых» (отапливаемых) придела. В 1845 году работы по разбору храма были начаты. В 1848 г. строительство трапезной было завершено. В ней появилось два тёплых предела. Один по традиции был посвящен Николаю Угоднику, второй был освящён в честь святых князей Бориса и Глеба, увековечив память отца князя и сына, также Бориса. Окончание запланированных строительных работ – возведение новой колокольни – проводилось в Марчугах уже при вдове Алексея Борисовича, Марии Николаевне Черкасской, пережившей мужа на 37 лет. Это было в 1858 году. Колокольня получилась высокая и довольно красивая. С этого момента Воздвиженская церковь приобрела тот внешний облик, который мы хорошо знаем.

Наиболее древняя часть храма – сам храм – «восьмерик на четверике» с гранёной абсидой в стиле барокко – был выстроен в 1768 году А. М. Милославской. Далее идёт детище А. Б. Черкасского – невысокая квадратная четырёхстолпная трапезная. И самая поздняя часть – шатровая столпообразная колокольня в четыре яруса, выполненная, как и трапезная, в псевдорусском архитектурном стиле, в 1858 году М. Н. Черкасской. В 1865 году боковые стены трапезной укрепили контрфорсами. Между колокольней и трапезной первоначально располагалось свободное пространство шириной около 4-х метров, но позднее в конце XIX – начале XX веков его застроили притвором. Это дало довольно гармоничный, стройный и красивый сельский каменный храм, один из красивейших в Воскресенском районе.

В селе Фаустово большой интерес представляет собой Зосимо-Савватиевская  пустынь, появление которой в Воскресенском крае весьма удивительно, т.к. она была перенесена сюда с окраин Москвы, где впервые она появилась еще в 15 веке. В строительстве ее принимали участие мастера с Соловецких островов, да и название пустыни было во славу соловецких святых. О всех устроителях пустыни подробно рассказывает Жалованная грамота царя Алексея Михайловича[6].  В конце XVII века Петр I приписывает Марчуговскую пустынь Соловецкому монастырю. И она уже с полным правом именуется Соловецкой. После приписки существует ещё 70 лет, а затем упраздняется при Екатерине II и действует как приходской ещё 170 лет.

Фаустовская Зосимо – Савватиевская пустынь. Троицкий собор. Фото Рябцевой И.А. Июнь 2019 г

Фаустовские храмы самые древние на территории Воскресенского района. Им более 300 лет. Храмовый комплекс состоит из массивного двухэтажного пятиглавого Троицкого собора и небольшой одноглавой церкви святых Зосимы и Савватия над южными Святыми воротами. От хозяйственных монастырских построек и от ограды ничего не осталось.

В нижнем двухстолпном Троицком соборе (то есть опирающемся на два «столпа», колонны) этаже помещалась отапливаемая церковь в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Тут же в нижнем этаже была трапезная. Алтарь нижней части сильно вытянут к востоку, так что с этой стороны храм имеет как бы ступенчатую композицию. Верхний этаж занимает летняя (не отапливаемая) церковь во имя Святой Троицы. Четверик верхней церкви увенчан пятиглавием. Когда-то с трёх сторон собор окружали открытые галереи-гульбища на аркадах, ныне частично сохранившиеся лишь вдоль южного и западного фасадов. Парапет гульбища был украшен многоцветными изразцами. Четырёхъярусная шатровая колокольня была пристроена к собору лишь в 1860 году.

Специалисты датируют Троицкий собор концом XVII века. В XVIII веке после упразднения монастыря собор подвергался многочисленным перестройкам, переделкам и дополнениям. В XX веке, в 1910 году, собор изнутри окрасили масляной краской и расписали масляной живописью, уцелевшей лишь фрагментарно. В архитектурном отношении Троицкий собор выполнен в стиле так называемого «московского» или «нарышкинского» барокко с весьма характерными для этого направления художественными мотивами.

Монастырь пользовался вниманием царской семьи и входил в ведение приказа Большого Дворца. В 1678 и 1679 годах в Троицкий собор была пожертвована ценная утварь старшим братом Петра I Фёдором Алексеевичем. Это свидетельство того, что собор уже был освящён и действовал. Были подарены: большой серебряный с позолотой напрестольный крест большой (больше 2 м) деревянный запрестольный крест, большое чеканное блюдо для ношения креста (с одной стороны блюда изображалась «неясыть», т.е. пеликан с двумя птенцами, с другой – одноглавый орёл со знаменем) и большое серебряное кадило[7]. Неизвестно каким образом в собор попали потир (чаша) и дискос (блюдо), пожертвованные Борисом Годуновым от имени своего тогда 9-летнего сына Фёдора в храм Святой Троицы в селе Хорошёво (о том свидетельствует надпись на этих предметах).

Иванчин-Писарев описывает увиденные им удивительные иконы: Казанская икона Божией Матери, украшенная крупным жемчугом, и храмовая икона святых Зосимы и Савватия с надписью (датой – 7207, то есть 1699 год). Это год, когда Пётр I пожаловал пустынь Соловецкому монастырю[8].

Большую часть иконостаса (29 икон) выполнил главный царский иконописец Симон Ушаков. В биографии Симона Ушакова есть два пятна. Во-первых, неизвестно где он родился. И второе. Однажды по каким-то причинам он попал в немилость к царю и был сослан в какой-то неизвестный монастырь, а через некоторое время был возвращён ко двору. Может быть, он был сослан именно сюда?

В 1915 году все работы Симона Ушакова были ещё на своих местах. В то время предполагался ремонт, и был создан акт, в котором зафиксировано: «В 1-м ярусе все местные иконы (6), евангелисты (4), Благовещение в царских вратах (2), архидиаконы на северной и южной дверях (2), 12 икон двунадесятых праздников и икона Тайной вечери. Его же работы Распятие с предстоящими, находящееся в середине храма и икона Крещения в киоте правого пилона»[9]. Там же ещё находились иконы преподобных Зосимы и Савватия, соловецких чудотворцев, и местная Смоленская икона Божией Матери Одигитрии. Где сейчас все эти сокровища – предстоит выяснять.

Сейчас комплекс Фаустовских храмов является подворьем Спасо-Преображенского Соловецкого ставропигиального монастыря и не входит в состав храмов Московской епархии (в частности и Воскресенского благочиния).

В селе Ашитково каменная церковь Воскресения Христова с самой большой колокольней в Воскресенском районе, к появлению которой был причастен один из строителей Эрмитажа. Она воздвигнута в 1878 году. До этого ближайшая церковь находилась в двух верстах за рекой – Никольская церковь на погосте Нерский во славу Николы Мерского (река Нерская, которая раньше называлась Мерьска). По преданию житель Ашитково купец Платон Иванович Балашов (Балашёв) однажды из-за разлива реки не смог пригласить (привезти) священника из Никольской церкви к своему больному отцу и решил (по обету?) построить церковь у себя в деревне.

Церковь Воскресения Христова с. Ашитково. Фото Рябцевой И.А. Июнь 2019 г

Проект поручили создать известному московскому архитектору Владиславу Осиповичу Грудзину. Грудзин учился на отделении гражданских инженеров Лесного и Межевого института в Санкт-Петербурге и уже во время учёбы подрабатывал, участвуя в работах по сооружению Эрмитажа. Грудзин заведовал строительством в большинстве городов Московской губернии. Обращает на себя внимание церковь Рождества Христова в Дмитровском уезде (1881 год). По форме она почти полностью идентична ашитковской: такой же план, то же пятиглавие с ребристыми куполами, высокая трёхъярусная колокольня. Видимо, архитектор использовал тот же проект, слегка его подправив.

В декабре 1878 года состоялось освящение храма. Главный престол во славу Воскресения Христова, левый – во имя святителя Николая, правый – во славу Иверской иконы Божией Матери. Все три придела выстроены по одной линии[10]. Центральный придел отделен пятиярусным иконостасом, боковые – трёхъярусными. На стенах и сводах – сюжетная и орнаментальная масляная  живопись с обилием позолоты. Настенная живопись выполнена восковой темперой по известково-гипсовой штукатурке. Полы дощатые, из лиственницы.

Новопостроеный храм получился вместительным. Это один из самых крупных храмов в Воскресенском районе. Он мог вместить почти всё население Ашитково (в XIX веке здесь проживало 474 человека). В метрике церкви сказано: «Кирпичная с белокаменным цоколем и деталям, она оштукатурена и побелена. Эклектичная архитектура здания сочетает каноны классицизма с формами псевдорусского стиля. Основу объёмной композиции составляет невысокий квадратный четырёхстолпный храм с центральной апсидой и глухим пятиглавием, образованным деревянными каркасными барабанами с железной обшивкой… В архитектуре колокольни широко использованы национальные мотивы – двойная арка с гирьками в проёмах звона, венчающие кокошники, аркатура на барабане. Сдержанная декорация основного объёма сложилась под воздействием различных художественных направлений, в том числе поздней псевдоготики «допетровского» стиля. Внутреннее пространство расчленено системой столбов и арок на различные по площади и высоте компартименты, подчинённые повышенной центральной ячейке с красивым парусным сводом»[11].

В советский период храм был закрыт. В нём устроили зернохранилище. Храм-зерносклад охранялся, благодаря чему многие иконы и росписи уцелели, но что-то и было утрачено. Уцелели частично основания престолов, деревянный пол, двери (боковые и центральные), даже купола с крестами.

Церковь Воскресения Христова в селе Ашитково вновь открывалась частями и постепенно. В 1989 году состоялось освящение правого (Иверского) придела, и начались регулярные службы. В 1991 году освящён главный престол. Храм начал возрождаться. Была отремонтирована кровля, оштукатурены и побелены фасады храма и колокольни. На колокольню подняли колокола. Отреставрировали стеновые росписи и храмовые иконы. Наладили отопление. В 2008 году позолочен главный купол храма[12]. Приведено в порядок прицерковное кладбище, ограда, территория вокруг храма.

В Воскресенском районе есть храм, в котором богослужения совершаются и по православному, и по старообрядческому чину. Это Владимирская церковь села Осташёво, ныне являющейся единоверческой. Как приходская православная церковь она была построена тщанием местного помещика – князя Григория Ивановича Шаховского – в 1763 году. Императрица Екатерина II, получив престол, решила «навести порядок» в своём «хозяйстве» и начала борьбу с коррупцией. Князь Г. И. Шаховской, будучи белгородским губернатором, был замешан в деле о взятках по винокурению, лишён всех чинов и должностей и сослан в его же деревню Осташёво, где и скончался. Но все же успел построить каменную церковь взамен деревянной[13]. В этой же церкви его и похоронили. Церковь стала как бы надгробным памятником князю.

Владимирская церковь с. Осташево. Фото Великорецкой М.П. Ноябрь 2018 г

По началу, она имела один престол во славу одной из самых почитаемых на Руси икон – Владимирской иконы Божией Матери. В 1907 году к храму был пристроен обширный южный придел – во славу Святой Троицы. Автором проекта был архитектор Н. Д. Струков. Для этого пришлось разбирать южную стену храма с трапезной. Кроме того, были переложены свод и северная стена трапезной, а фасады покрыты цементной штукатуркой. В 1855 году на средства княгини А. П. Голицыной, владелицы усадьбы и села, на храме была поставлена новая колокольня. Она была низкой, двухъярусной, как бы придавленной массивной шлемовидной главой. Видимо, на более высокую колокольню не хватило денег. И Владимирская церковь приобрела уникальный силуэт: основное храмовое здание оказалось выше колокольни. Обычно бывает наоборот.

Древнее ядро Владимирской церкви – храм и апсида – построены в стиле барокко, а приземистая колокольня – в псевдорусском стиле. В 1868 году в храме устроили накатный потолок. В 1907 году, когда пристраивали новый придел, церковь оштукатурили цементной штукатуркой и покрасили белой клеевой краской. Изнутри она была также оштукатурена и расписана масляной живописью в академической манере с преобладанием орнаментных мотивов. Некоторые фрагменты этих росписей сохранились на потолке и отчасти – на стенах. Полы были выстланы метлахской крупной плиткой, а прежде были лещадные. И купола, и кресты были позолочены. Церковь была отапливаемой.

В Осташёвский приход, помимо самого села, входили близлежащие деревни и фабричные работники Товарищества Садковской мануфактуры. Староверов в то же время почти в 2,5 раза превышало количество православных (никониан). У старообрядцев была своя отдельная церковь. В советское время её разрушили до основания и сделали сельский клуб. Владимирскую церковь разрушили не полностью. Чудом уцелела храмовая Владимирская икона. Пока в церкви размещалась фабрика, её, как «производственный объект», охраняли. Но позже фабрику ликвидировали, и храм остался беспризорным. Разрушали люди, снег, дождь и непогода.

В 1991 году в Осташёво образовалась община верующих, начались работы по восстановлению храма[14]. Осташёвский храм – единственный в нашем районе «совместный» храм, где богослужения совершаются и по православному, и по старообрядческому чину, откуда название – единоверческий.

В самом Воскресенске величествен собор Иерусалимской иконы Божией Матери. Он построен на месте прежней городской площади Советов. До 1955 года здесь перед зданием райисполкома и горкома партии проводились народные демонстрации и митинги трудящихся, отмечались государственные праздники. С 1948 года на месте площади был разбит сквер, просуществовавший до 2006 года[15]. В настоящее время в соборе успешно функционирует Школа звонарей. Уже состоялось несколько выпусков. После получения дипломов профессиональные звонари выполняют послушания в различных храмах Воскресенского, Коломенского и других районов. Кроме того, экскурсионные группы при желании имеют возможность поучаствовать в мастер-классе по колокольному звону, ознакомиться с различными видами перезвонов и с помощью мастера или самостоятельно воспроизвести перезвон.

Все описанные храмы являются музеефицированными объектами, экскурсионного маршрута «Воскресенская летопись». После мастер-класса и осмотра самого собора в Воскресенске группа возвращается в усадьбу Кривякино, где при желании завершает маршрут осмотром каскада прудов усадебного парка и знакомством с постоянными и сменными экспозициями самой усадьбы. Сменные экспозиции заставляют возвращаться, так как гости видят и узнают нечто новое, увлекательное и неизвестное.

Таким образом, экскурсионный маршрут вплетает Воскресенский край в большую историю нашей необъятной страны, делая историю малой родины более популярной среди населения разных возрастов и интересов.


[1] Иванчин-Писарев Н. Д. Прогулка по древнему Коломенскому уезду. М., 1843.

[2] Суслов А. А., Фролов А. Н. Очерки Воскресенского края. М.: Новалис, 2012. С. 446.

[3] Экономическое и камеральное описание семи уездов Московской губернии. 1773 г. Ч. 4. Коломенский уезд // РГВИА. Ф. 846. Оп. 16. Д. 18859. ч.4.

[4] Экономическое и камеральное описание семи уездов Московской губернии. 1773 г. Ч. 4. Коломенский уезд // РГВИА. Ф. 846. Оп. 16. Д. 18859. ч. 4.

[5] Суслов А. А., Фролов А. Указ. соч. С. 411.

[6] Жалованная грамота царя Алексея Михайловича Московского уезда Соловецкой пустыни, что в Марчугах на деревню Фаустово  того же уезда. 1657 (7165) февраля 20 // РГАДА. Ф. 196. Фонд Мазурина. Оп. 2. Ед. хр. 279.

[7] Иванчин-Писарев Н.Д. Укааз. Соч. С. 20-21.

[8] Там же. С. 21.

[9] Суслов А. А., Фролов А.Н. Указ. соч. С. 279.

[10] Памятники архитектуры Московской области. Вып. 1 / Под ред. Е. Н. Подъяпольской. М., 1999. С. 102-103.

[11] Памятники архитектуры Московской области…  С. 104.

[12] Храмы Воскресенского благочиния. М.: Издатель, Балабанов И.В., 2008. С. 13.

[13] Боярский Д. Е., Михайлов С. С. Старообрядческие храмы и общества восточной части Воскресенского района. Владимир: Транзит – ИКС, 2007. С. 171.

[14] Боярский Д. Е., Михайлов С. С. Старообрядческие храмы и общества восточной части Воскресенского района. Владимир: Транзит – ИКС, 2007. С. 174.

[15] Храмы Воскресенского благочиния. М.: Издатель Балабанов И.В., 2008. С. 35.