«Сталинская лестница»

13

«Сталинская лестница» была построена специально для приезда Сталина на склоне Глубокой выемки на «долгопрудненском», то есть левом берегу канала. Точное её расположение выяснить не удалось. Можно предположить, что она находилась на верхней точке водораздела между реками Клязьма и Химка, в районе деревни Гнилуши, чтобы показать делегации самую глубокую, а потому эффектную часть Глубокой выемки.

Память людей сохранила эпизод события, произошедшего 4 июня 1934 года по инициативе Сталина на стройплощадке Глубокой выемки у города Химки.

Этот эпизод наблюдал своими глазами Щербаков Пётр Иванович, работавший на строительстве канала Москва — Волга топографом. В момент этого эпизода Щербаков со своим геодезическим инструментом оказался рядом со свитой И. В. Сталина, так как не имел права покидать свой инструмент (теодолит или нивелир) и занятую инструментом геодезическую точку.

Глубокая выемка отличалась от других площадок тем, что выемку грунта под русло канала приходилось осуществлять до глубины 25 м. Для спуска Сталина и свиты в выработанный котлован на одном из участков Глубокой выемки была построена шикарная деревянная лестница со скамейками для отдыха свиты на промежуточных площадках.

В этом котловане работало много землекопов из заключённых Дмитлага НКВД. Заканчивая осмотр котлована, Сталин вдруг обратил внимание на то, что заключённые работают без всякой обуви, то есть босиком. Хотя было начало лета, погода не была тёплой. Сопровождающих свиту руководителей стройки (начальник строительства Л. Коган, начальник Дмитлага С. Фирин и др.) Сталин тут же строго допросил, почему рабочие работают без обуви. Те отвечали не очень определённо: мол, народу пришлось направить на эту стройку много, и на всех обуви не хватило, но недостающая обувь на подходе. Закончил этот разговор Сталин очень резко, приказав, чтобы через 2 часа все рабочие были обуты, а в отношении нескольких человек (начальника отдела снабжения, начальника участка и ещё кого-то) сказал: «А этих расстрелять!».

Этих людей чины НКВД из охраны канала тут же схватили и расстреляли здесь же у котлована. Топограф Щербаков был этим потрясён и молчал, не рассказывая никому об этом, так как все, поступая на стройку канала, давали «Подписку» о том, что подписант не имеет права никогда никому рассказывать, что видел или слышал на стройке канала. Только в период перестройки (начало 90-х годов) незадолго до смерти Щербаков П. И. рассказал об этом эпизоде Корнилову Юрию Петровичу, работнику канала, которого он знал очень хорошо много лет.

Очень важно, что этот эпизод дошёл до нас. Недавно о нём мне рассказал Корнилов Ю.П. Я в 60-е годы знал и Щербакова П. П., он казался тогда очень скрытным и серьёзным человеком. С Корниловым Ю. П. мы знакомы давно, его хорошо знают старые работники канала. Это очень серьёзный человек. Поэтому достоверность этого эпизода можно считать достаточно полной.

Барковский В.С. Тайны Москва-Волгостроя. 2007