Ко дню рождения Умберто Нобиле: «Моя дорогая Титина»

552

21 января 1885 года родился Умберто Нобиле, итальянский дирижаблестроитель и исследователь Арктики, немало поспособствовавший развитию дирижаблестроения в СССР и чьим именем назван один из бульваров Долгопрудного. К этой дате мы публикуем ранее не выходившую на русском языке статью о его любимой собаке, фокстерьере Титине, повсеместно сопровождавшей Нобиле даже в путешествиях на Северный полюс.

Источник: «Titina fu per me una cara compagna» di Flavia Falcone
Перевод: Наталия Никишкина и Екатерина Спирова

Моя дорогая Титина

Необычная история фокстерьера, который принимал участие в полярных экспедициях.

В 1926 была очень популярна песенка «Io cerco la Titina» (Я ищу Титину). Возможно поэтому, когда один служащий, который работал на военном авиационном заводе Чампино (Италия), нашел брошенного щенка породы фокстерьер, он и назвал его Титина.

Как только Титина оказалась на заводе, будучи необыкновенной собакой, не захотела жить во дворе завода вместе с другими дворняжками, которых тоже приютили. Она метила выше, на директора этого завода, который также был незаурядным человеком. Это был Умберто Нобиле, известный инженер-проектировщик передовых дирижаблей.

Директор, как и все гении, был не простым человеком:  он был чрезвычайно остроумным, авторитарным, суровым, стремительным, но имел одну слабость: собак. Титина это поняла: разными трюками и выкрутасами она убедила его взять ее в контору. Каждое утро, на рассвете, Титина направлялась под окно спальни своего будущего хозяина и начинала лаять. Все это продолжалось до тех пор, пока и жена Умберто Нобиле не поняли, что собаку надо взять к себе домой.

С тех пор Умберто и Титина никогда не расставались.

Титина следовала за Нобиле повсюду, даже иногда опережая его. Она первой запрыгивала в машину, когда Нобиле направлялся на работу в Чампино, чтобы контролировать сборку и опытные полеты своих дирижаблей; она первой поднималась в дирижабли, которые были спроектированы ее хозяином; она первой запрыгнула на борт Норвегии, когда 10 апреля 1926 года экспедиция отправилась на Северный полюс.

Конечно, Титина принимала участия в полетах не от того что очень любила летать, а просто потому, что она раз и навсегда приняла решение быть всегда и везде вместе со своим хозяином. Во время перелетов она сворачивалась клубочком в углу и все время спала. Во время экспедиции дирижабля Норвегия она проспала в общей сложности, не просыпаясь, 71 час с момента старта из бухты и до прибытия в Теллер. Даже всеобщее ликование на борту дирижабля по поводу радостного события в истории человечества, достижения Северного полюса, не вывело ее из глубокого сна, в который она погрузилась. Возможно, этот некий тип летаргического сна был следствием защиты организма от тошноты и головной боли на высоте (который сегодня мы называем высотной болезнью).

Так же как она защищалась от болезни высоты, засыпая, таким же естественным образом Титина защищала свой организм от холода: хотя это был маленький короткошерстный терьер, ему не нужна была какая-либо внешняя защита, даже когда температура была ниже 30, она просто спокойно бегала в свое удовольствие.

Титину везде встречали очень тепло и она стала «дивой». Так как она никогда не расставалась со своим хозяином генералом Нобиле, ее принимали во всех домах, куда приглашали генерала и, в то время как Нобиле общался с хозяевами, она пробиралась в спальни и спала на хозяйских кроватях до того момента когда наступала пора уходить. Но никто не осмеливался делать замечание героине Северного полюса. Ее популярность была так велика, что американцы сделали Нобиле очень выгодное предложение: они предложили привезти Титину в Америку и за деньги показывать ее публике, стоимость билета составляла бы 50 центов или доллар за то, чтобы посмотреть на нее и погладить. Нобиле категорически отказался: Титина – это не игрушка!

Нобиле и Титина на торжествах в США
Нобиле и Титина на торжествах в США

В Америке Титина ходила повсюду, следуя за своим генералом, и везде имела успех. В Белом доме президент Кулидж, молчаливый и серьезный мужчина, не смог сдержать улыбку, когда Титина, поставив в замешательство генерала, наделала лужу на ковре кабинета, совершенно разоружив тем самым весь штат и дипломатический корпус. На следующий день об этом случае написали во всех американских газетах.

Опять же в Америке произошел случай, когда Титина сопровождала Нобиле в театр Метрополитан на первый акт рецитала Бениамино Грильи. Служащие театра предложили Нобиле убрать Титину, и генерал покинул театр до начала второго акта. На следующий день и об этом эпизоде писали во всех журналах, подвергнув жесткой критике дирекцию Метрополитен-оперы. В Италии Нобиле вместе с Титиной были приняты Муссолини на вилле Торлония и королем Витторио Эмануэле в Раккониджи.

Во время визита в Японию критики были возмущены тем, что Титину не разрешили принести во дворец императора Хироико. В Японии, где ее называли Титина-сан (госпожа Титина), она получила титул Президента клуба «Pochi club», приюта для бедных собак, гербом которого с тех пор стал след ее лапы. В то время, по воспоминаниям Трояни, Титина была девственницей и оставалась ею еще в течение 7 лет, благодаря также его вмешательству: Однажды мне пришлось возвращаться из посольства в отель, ведя Титину на поводке. Я думаю, что все собаки Иедо следовали за мной: в моей жизни я никогда не давал так много пинков как в тот раз».

Самым напряженным моментом в отношениях Титины и Нобиле был конечно же второй поход на Северный Полюс, который закончился катастрофой дирижабля «Италия». Десять человек были выброшены из кабины, другие шестеро пропали без вести.

Во время падения Нобиле прижал к себе Титину, а Джузеппе Бьяджи, радиоинженер, прижал к себе радиоприемник, который стал их спасением. Каждый прижимал к себе наиболее ценную для себя вещь.

Генерал, думая о смерти, доверил свою собаку своему сотруднику Трояни, заставив его дать обещание, что ни при каких условиях он Титину не съест. Инженер пообещал, но как позже писал в своих воспоминаниях «с тенью тайного сомнения». Но Нобиле выжил, несмотря на то, что был ранен. И для них начались дни бесконечного беспокойства.

Какова была роль Титины в эти дни?

Прежде всего она защищала потерпевших крушение от медведей. Однажды мужчины, собравшись в палатке, услышали пронзительный лай. Они выбежали наружу и увидели, как с дерзкой смелостью Титина преследовала медведя, который пришел полюбопытствовать. Вот как описывает Трояни этот эпизод: Титина, которая вырвалась от Нобиле, напрыгивала на животное с оглушительным лаем и бедный медведь, который никогда в своей жизни не видел такое маленькое и такое дерзкое создание, бросился наутек».

Эпизод, который вспоминает Нобиле: «небольшая услуга, которую оказала нам эта маленькая грациозная собачка, в конечном счете ничего нам не стоила, ведь она совсем не была «лишним ртом» и довольствовалась совсем малым, только лишь грызла остатки медвежьей кости и питалась остатками моей порции мяса, которую я тщательно раскладывал для нее на дне моего ботинка».

Важна была также психологическая помощь, которую она оказывала людям, доведенным до крайности, которые находились в тяжелейших условиях выживания (позже это явление было названо «pet terapy» — терапия при помощи животных»). Нобиле продолжает: «Во время всего нашего пребывания на льдине Титина была для меня близким другом, которая напоминала мне о моей жене и маленькой дочке. По ночам, когда мои друзья начинали засыпать прижавшись друг к другу в нашей палатке, она придвигалась ко мне ближе, чтобы им не мешать, но упрямо продолжала засыпать на животе Бебунека, который был, вероятно, для нее удобной и мягкой подушкой».

22 июня маленький самолет, пилотируемый Эйнаром Лундборгом, приземлился возле Красной палатки. Самолет мог взять на борт только одного пассажира и Лундборг настоял, что этим человеком должен быть командир, полагая, что он мог бы лучше справиться с организацией экспедиции спасения тех, кто все еще оставался на льдине. После длительных колебаний, переговорив со всей командой, Нобиле принял решение сесть в самолет. Так как у него была сломана нога, к самолету, придерживая за плечи, его провожали Вильери и Бьяджи. «Тонкий лай раздался в морозном воздухе. Нобиле увидел Титину, которая пристроилась в кабине самолета, готовая уже к большому путешествию. Титина приказала Нобиле: «Иди сюда ко мне». «Не беспокойся, генерал — сказал Шиберг, — Я ее посадил на борт, когда она подбежала к самолету. Она тоже может лететь. Она ничего не весит».

Вот так фотография Титины, которую Люндборг держит на руках во время операции по спасению экспедиции, облетела весь мир. Благодаря авторитету Нобиле, были организованы экспедиции по спасению и все участники были спасены. После трагедии генерал стал жертвой травли, следствием которой стало то, что он оставил авиацию и уехал из Италии, перебравшись в Россию, где оставался на протяжении пяти лет. Конечно же Титина тоже была в Москве рядом с ним и именно здесь познала радость материнства.

Опять же Трояни сообщает нам, что «уже в возрасте Титина нашла себе кавалера и произвела на свет банду маленьких большевиков».

Из щенков Титины один остался в Эболи, родной город семьи Нобиле, в доме Иды Нобиле Ла Торрака, сестры генерала и продолжила династию.

Преданная Титина оставалась с генералом также, когда он вернулся на короткое время в Италию.

И именно в этот итальянский короткий период в 1938 году она умерла из-за несварения желудка, отравившись шоколадом. Ей было 13 лет. Но Умберто Ноиле с ней не расстался.

Тело ее забальзамировали и только после смерти Нобиле его передали в исторический музей авиации в Винья ди Валле, на озере Брачано, рядом с реконструкцией Красной палатки и шкурой белого медведя, которого много лет назад она совсем не испугалась.