Храм Спаса Нерукотворного Образа, село Спасское-Котово и его владельцы (В.В.Анисимова)

105

Доклад Анисимовой Вероники Валерьевны,  регента храма Спаса Нерукотворного Образа г.Долгопрудного (с.Котово) на конференции «История земли Долгопрудненской через историю храмов»

Церковь Спаса Нерукотворного Образа в подмосковном селе Спасское-Котово на реке Клязьме была построена в 1684 году.

По сведениям архивных источников, в начале XVII века на месте села была деревня Курлыково (или Курылково, Курилково), входившая в Манатьин стан Селецкой десятины Московского уезда. Первое известие о её владельцах в писцовых книгах 1623 года относится к 1617 году, когда дьяк Иван Васильевич Щелканов продал деревню князю Юрию Яншеевичу Сулешеву. Впоследствии князь отдал деревню в приданое своей дочери княжне Анне, в замужестве Ловчиковой.

Неизвестный художник. Парсуна (портрет) князя Ивана Борисовича Репнина.
Неизвестный художник. Парсуна (парадный портрет) князя Ивана Борисовича Репнина.

В 1676 году имение принадлежало боярину Ивану Борисовичу Репнину (1617 — 1697), занимавшему в разные годы важные государственные посты: был воеводой в городах Могилеве, Полоцке, Новгороде, Белгороде, Смоленске, Тобольске. С 1679 года стал ближним боярином (комнатным, приближенным к царю). Служил судьёй в Поместном приказе, затем в приказе Казанского дворца, а в конце жизни – в Сибирском приказе. При нём в деревне Курилково был боярский двор, скотный двор и 12 дворов крестьян с 42-мя жителями (1, с.1).

По преданию, в усадьбе была деревянная церковь времен царя Ивана Грозного. В 1682 году на ее месте И.Б. Репнин начал строить, а в 1684 году построил каменную церковь во имя Спаса Нерукотворного Образа с приделом в честь преподобного Андрея Критского. Церковь представляла собой небольшой одноглавый бесстолпный четверик, перекрытый сомкнутым сводом, с северным приделом, связанным с храмом обходной галереей. Над северо-западным углом здания поднималась колокольня с островерхим шатром, украшенным 2-мя рядами слухов. Интересной особенностью храма являлось то, что его алтарная часть, имеющая во внутреннем пространстве две апсиды – главного алтаря и северного придела – снаружи выглядела как трехапсидная (2, с.1-2). Церковь имела 4-х скатное покрытие и была увенчана луковичной главкой на глухом барабане. По освящении церкви село стало называться Спасским-Котово.

А.Афанасьев. Портрет князя Аникиты Ивановича Репнина (Рыбинский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник)
А.Афанасьев. Портрет князя Аникиты Ивановича Репнина (Рыбинский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник)

После смерти И.Б. Репнина с 1697 года по 1704 год селом владел его сын, Аникита Иванович Репнин (1668 – 1726) — генерал-фельдмаршал, сподвижник Петра I. Князь Репнин отдал село своему сыну Василию, от которого оно перешло к племяннику. В 1730 году оно было продано князю Григорию Дмитриевичу Юсупову (3, с.2). Князья Юсуповы владели селом вплоть до 1917 года.

Юсуповы были татарского происхождения, потомками Юсуфа, султана Ногайской Орды, сыновья которого прибыли в Москву в 1653-м году и были пожалованы сёлами и деревнями в Ярославской губернии. При крещении правнук Юсуфа получил фамилию Юсупово-Княжево.

Князь Григорий Дмитриевич был одним из боевых генералов времен Перта Великого, участник Азовских походов и Северной войны, при Петре II – подполковником Преображенского полка и президентом Военной коллегии. Петр II подарил ему в Москве обширный дом в Харитоньевском переулке и множество деревень и имений.

Князь Юсупов Борис Григорьевич. Неизвестный художник
Князь Юсупов Борис Григорьевич. Неизвестный художник

Сын Григория Дмитриевича, Борис Григорьевич Юсупов (1695-1759), был богатейшим человеком своего времени. Князь был воспитан по повелению Петра I во Франции. При Елизавете Петровне был президентом Комерц-коллегии и главным директором Ладожского канала, 9 лет управлял сухопутным Шляхетным корпусом. Борис Григорьевич в 1754 году обратил внимание на построенный при церкви Спаса Нерукотворного Образа придел, который к тому времени не был освящён и использовался для «поклажи церковной утвари и ризницы и в котором как престола, так и жертвенника… и признаков никаких церковных не имелось». К весне 1755 года были устроены престол и жертвенник, придел был украшен местными образами и иконостасом. В мае 1755 года служитель дома Б.Г. Юсупова Василий Щербачёв обратился в Московскую Духовную Консисторию с просьбой об освящении придела во имя иконы Богоматери Владимирской и 5 июля 1755 г. получил указ об освящении его на нововыданном антиминсе протопопом Большого Успенского Собора с братией (1, с.4).

В 1759 году Б.Г. Юсупов умер и был погребён на Лазаревском кладбище Александро-Невской Лавры в Петербурге.

Владельцами усадьбы в селе Спасском Котове стали его вдова Ирина Михайловна, урожденная Зиновьева (1718-1788), и дети: лейб-гвардии конного полку корнет Николай и княжны Елизавета, Александра, Анна и Авдотья.

В 1760 г. по плану генерального межевания земель России было произведено межевание села Спасское-Котово и составлен его землемерный план, сохранившийся в фонде Юсуповых, в РГАДА. Под церковью и кладбищем было занято девятьсот квадратных сажен земли. Неподалёку от церкви стояли дома священника и дьячка.

План дачи княгини И.М.Юсуповой со смежными землями, составленный в 1760 г. (РГАДА, ф.1290, оп.7, ед.629).
План дачи княгини И.М.Юсуповой со смежными землями, составленный в 1760 г. (РГАДА, ф.1290, оп.7, ед.629).

На карте указаны смежные земли:

От А до В – дача Псковского печерского монастыря, что ныне ведомства (коллегии) экономии сельца Монашено Лихачева тож с пустошами

От В до С – дача лейб гвардии Преображенского полка подпоручика Николая Алексеевича сына Щепотева села Мысова

От С до D – дача надворного советника Алексея Михайловича сына Еропкина Спасского Павельцово большое тож и деревни Строевой с пустошами

От D до Е – дача Его Сиятельства графа Петра Борисовича Шереметьева села Никольского деревни Хлебниковой с пустошами

От Е до А – дача общего владения ее сиятельства вдовствующей княгини Ирины Михайловны Юсуповой и детей ея: Николая, Елисаветы, Александры, Анны, Авдотьи, деревни Щапово.

По сведениям клировых ведомостей 1776 года в селе числилось 33 приходских двора, в которых проживало 149 человек дворовых и крестьян мужского пола и 184 – женского пола. Церковной земли не было выделено, священник Илья Фёдоров и причт содержались на «ругу» (годичное содержание) от владелицы села И.М. Юсуповой и владельца соседнего имения Александра Ильича Касаткина, по всей вероятности, прихожанина церкви (1, с.5).

В 1772 году в северном приделе Владимирской иконы Божьей Матери около левого клироса под полом был устроен склеп, в котором была погребена умершая дочь Ирины Михайловной Юсуповой, Анна Борисовна, в замужестве Протасова. С этого времени скромная усадебная церковь в селе Спасском — Котове превратилась в родовую усыпальницу князей Юсуповых. Княгиня И.М.Юсупова после смерти мужа практически все время жила в Спасском и по смерти была погребена рядом с дочерью в 1788 году. Над прахом обеих были положены чугунные доски и поставлена мраморная урна.

Иоганн Батист Лампи-старший. «Портрет князя Н.Б. Юсупова». После 1794 г. (Государственный Эрмитаж)
Иоганн Батист Лампи-старший. «Портрет князя Н.Б. Юсупова». После 1794 г. (Государственный Эрмитаж)

Владельцем села стал князь Николай Борисович Юсупов (1751 – 1831) – действительный статский советник, сенатор, член Государственного совета, один из крупных сановников четырех царствований России от императрицы Екатерины Великой до императора Николая I. Князь «жил при шести государях, служил четырем, короновал трех» (в 1796 г. – Павла I, в 1801 г. – Александра I, в 1826 г. – Николая I). Его происхождение, баснословные богатства, природный ум вкупе с блестящим образованием и положение, занимаемое при императорском Дворе, заставили современников говорить о нем как об «одном из самых знаменитых вельмож, когда-либо живших в Москве, одном из последних старожилов екатерининского века и вельможе в полном смысле …». В конце 1810 года он владел 55-ю вотчинами с населением более 20-ти тысяч крепостных крестьян в 15-ти губерниях России (4, с.7). А.С. Пушкин любил бывать у Н.Б. Юсупова и посвятил ему оду «К вельможе». Об отношении поэта к князю красноречиво говорят слова, сказанные по его смерти: «Мой Юсупов умер».

До 1810 года летнее время князь проводил в Спасском. При нем на рубеже XVIII – XIX веков усадьба Спасское-Котово переживала небывалый расцвет: была создана регулярная планировка с «прешпектовыми» аллеями, оранжереями, регулярными садами, копаными прудами. В имении была построена суконная фабрика, производившая ткани для собственных нужд и на продажу. При ее расширении для строительства новых помещений из своего кирпича в селе был создан кирпичный завод. Николай Борисович вынашивал планы создания в Спасском и стеклянного завода… но после покупки имения Архангельского в Звенигородском уезде князь стал большую часть времени проводить там. Однако отъезд барина не изменил течения жизни в Спасском имении (4, с. 68-70).

Главный дом Юсуповых в Спасском имении (фото 1911 года из «Энциклопедии Долгопрудного»).
Главный дом Юсуповых в Спасском имении (фото 1911 года из «Энциклопедии Долгопрудного»).

Из документов известно, что во время нашествия Наполеона в Спасском имении нашли приют служители сгоревшего Московского дома, а также крестьяне и дворовые люди из Архангельского. Неприятель стоял в селе Спасском «трое суток более пяти тысяч», разорив имение и крестьян (3, с.18). Храм не был разорен и не подвергся осквернению. Службы отправлял священник Илья Федоров, при нем дьячок Ефим Никитин и пономарь (там же, с.13). В архивах находятся описи оставшегося после нашествия в имении имущества, картин и икон в господском доме и храме (там же, с.3).

В 1831 году князь Н.Б. Юсупов внезапно скончался в Москве, успев перед концом исповедаться и причаститься, и был отпет в церкви Трех Святителей у Красных ворот. По своему положению он мог бы быть погребен в Донском или Новоспасском монастырях, или в Александро-Невской лавре, как и его отец. Но князь завещал похоронить себя рядом с любимой сестрой Анной и матерью в Спасском. Собравшиеся в великом множестве крестьяне из разных подведомственных князю волостей и его собственные горели сильным желанием показать беспредельную свою благодарность за всегдашнее отеческое его о них попечение и на руках несли его тело от Бутырской заставы до места погребения (из некролога, опубликованного в «Московских ведомостях», цит. по: 5, с.516). Н.Б.Юсупов был похоронен за алтарём северного придела Владимирской иконы Божией Матери. Над его могилой через год была выстроена часовня-усыпальница. Квадратная в плане палатка с двумя крыльцами у входов с северной и южной сторон, увенчанная куполом с маленькой главкой, вплотную примыкала к абсиде северного придела. Есть сведения о том, что сын Николая Борисовича, Борис Николаевич, справлялся у митрополита Московского Филарета (Дроздова) о том, допустимо ли, чтобы окно алтаря было обращено в часовню-усыпальницу, и получил на это отрицательный ответ. Вероятно, окно было заложено, хотя это не показано на более позднем плане храма (2, с.12). Пристройка нового объема повлекла за собой существенные изменения всего облика храма – он был изменен во вкусе нового времени: вместо старого карниза появился новый белокаменный, были растесаны все оконные и дверные проемы, срублен почти весь первоначальный декор и заменен новым. Работы, по-видимому, заняли несколько лет, так как Владимирский придел был заново освящен лишь в 1836 году (там же, с. 8-10).

Кристина Робертсон. Портрет князя Бориса Николаевича Юсупова
Кристина Робертсон. Портрет князя Бориса Николаевича Юсупова

Наследником состояния князя Николая Борисовича (и долгов) стал его сын, Борис Николаевич Юсупов (1794-1849). Несмотря на унаследованное и приумноженное богатство, он много лет пребывал на государственной службе, считая это своим долгом (служил в Министерстве иностранных дел, внутренних дел и финансов, являлся действительным статским советником, гофмейстером императорского двора). В 1820 году в Петербурге при родах умерла его горячо любимая первая супруга – Параскева Павловна (Щербатова). Тело ее было перевезено в Спасское имение и погребено в северной части четверика храма. От второй жены, Зинаиды Ивановны Нарышкиной, в 1827 году родился сын Николай Борисович – младший. По образу жизни Борис Николаевич отличался от своего отца. По меткому выражению современников, «отец-вельможа уступил историческую сцену сыну-хозяйственнику». Распродав часть художественной коллекции отца и рачительно ведя хозяйство, сын сумел погасить его немалые долги и в дальнейшем удесятерил родительское состояние. Имея поместья в 17 губерниях, он регулярно объезжал их. При нем хозяйство процветало. В поместьях он открывал больницы, снабжал их лекарствами, содержал при них врачей и аптекарей. Князь дошел до трудов сельского фельдшера и лично участвовал в ликвидации эпидемии заразных заболеваний в собственных имениях. Во время страшного неурожая в 1834-1835 гг. князь кормил в своих имениях до 70 тысяч человек, не прибегая к пособиям правительства. Умер он от тифа в 1849 году в Петербурге и был отпет в Богоявленском Николаевском соборе. После отпевания тело Бориса Николаевича по его завещанию было перевезено в Москву, в Химках его встретили крестьяне и дворовые люди и, так же как и отца, на руках донесли до Спасского (6, л.103). Упокоение князь нашел подле любимой супруги в Спасском храме. На гробнице его была вырезана надпись, написанная им самим при жизни: «Здесь лежит русский дворянин, князь Борис, княж Николаев, сын Юсупов, родился 1794 года, июля 9-го, скончался 1849 года октября 25-го». Внизу была написана по-французски любимая его поговорка: «Честь превыше всего» (1, с.7).

Зарянко Н.К. Портерт князя Юсупова Николая Борисовича-младшего
Зарянко Н.К. Портерт князя Юсупова Николая Борисовича-младшего

Последним наследником в старинном роде Юсуповых по мужской линии явился сын Бориса Николаевича Николай Борисович-младший (1827-1891). Еще в детстве у него открылись большие художественные способности и музыкальный дар. Он считался крупным концертирующим скрипачом, пользовались успехом его симфонические произведения. Князь хорошо знал историю своего рода, которую изобразил в подготовленном при его участии обширном двухтомнике документов. Будучи глубоко верующим человеком, он писал и произведения духовного содержания: «Духовная жизнь. Апологетическое изложение», «Светлая страница жизни». Последняя книга была высоко оценена прав. Иоанном Кронштадтским. В РГАДА хранятся письма и телеграммы святого, адресованные князю и членам его семьи. В 1889 году Николай Борисович был произведен патриархом Иерусалимским в звание Крестоносца Всесвятого и Живоносного Гроба Господня (7, с.389). Женат князь был на Татьяне Александровне Рибопьер (1828-1879), своей кузине, внучке Татьяны Васильевны Юсуповой от первого брака с М.С.Потемкиным. Единственный их сын, названный по традиции Борисом, скончался младенцем. До совершеннолетия дожили две дочери – Татьяна и Зинаида, но Татьяна умерла в возрасте 22 лет.

В первые годы после смерти отца Николай Борисович-младший еще занимался хозяйством в Спасском имении, но в дальнейшем большую часть жизни он проводил за границей, что требовало здоровье его собственное и членов его семьи.

В 1850 году был составлен проект нового южного придела во имя свт. Николая, Небесного покровителя самого князя и его знаменитого деда. Сохранились чертежи этой постройки, подписанные архитектором Василием Дрегаловым (возможно, крепостным Юсуповых), работавшим в это время и на строительстве московских домов князя (1, с.8). Проект был утвержден Духовной Консисторией 4 мая 1850 года. Придел был построен на месте сломанной южной части обходной галереи, симметрично северному приделу. Объемное решение и декор были выполнены не в стиле своего времени, а во многом были заимствованы у старых частей храма XVII века. Форма главы и Креста повторяли те же элементы четверика и Владимирского придела (2, с. 10). Новый придел был освящен в 1853 году. Антиминс на Престол, вероятно, был освящен митр. Филаретом или одним из его викариев. В РГАДА хранится проект иконостаса Никольского придела.

План Спасского храма, 1850г. (РГАДА, ф.1290, оп.7, ед.649).
План Спасского храма, 1850г. (РГАДА, ф.1290, оп.7, ед.649).

 

В 1875 году усердием князя Юсупова и пожертвованием церковного старосты, потомственного почетного гражданина Н.П.Малютина, был произведен ремонт храма (8, с.165). А в 1887 году священником Николаем Сахаровым была составлена метрика на Спасскую церковь, представляющая собой подробное описание храма. Читая ее, можно представить, как выглядел храм в конце XIX века. Он венчался главами, «устроенными луковицей», покрытыми железом и окрашенными, Кресты на главах – 4-х конечные, цепи спускались до глав, на вершине Креста на главном храме – корона и на подножии всех Крестов полулуния. Кровля железная, выкрашена зеленой краской. Внутри церковь устроена как бы в виде отдельных комнат, алтарь не отделен капитальной стеной, а только иконостасом. Иконостас без колонн, деревянный, без резьбы: в главном храме имел 5 ярусов, а в приделах по 3. Алтарь без разделений, жертвенники находились в алтарях, Престолы деревянные, Горнее место никакого устройства не имело. В южном приделе устроена солея каменная и амвон. Клиросы устроены в главном позади железные, решетки заменяли клиросы; в северном приделе клиросов не было, а в южном сзади глухая стенка и с боков решетки. В главном храме и в северном приделе – склепы Юсуповых. Колокольня из кирпича, колоколов 5: большой 104 пуда, надпись следующая: «Благовестите день от дне Спасение Бога нашего», «Московского уезда с.Котово, Спаса Нерукотворного Образа, приобретен старанием Священника Николая Дорофеева Фортунатова на церковные суммы с помощью прихожан 1884г. марта 24 дня», «Отлит в царствование Императора Александра III на заводе Финляндского; «2-й колокол 35 пудов, надписи неразборчивы, а три колокола без надписей, примерно 10, 5 и 2 пуда. Стены не расписаны, а поставлены иконы и «никаких записей не имеется» (1, с.15-18). С.Цветков пишет, что из святынь храма особенно почитается как своими прихожанами, так и окрестными жителями икона Божией Матери «Блаженное чрево», два Креста с частицами мощей святых угодников Божиих с надписями (на одном «Сей Крест Господень в дому Никиты Ивановича Акинфова»). Так же хранится ковш «Чарка Афанасия Федоровича Зиновьева», «делана в 45 году при царе Федоре Ивановиче всея Руси»; сосуды 1735 г. – вклад «по князьям Сергие и Григорье Дмитровичах и княгине Анне Юсупово-Княжево», древние иконы, несколько книг времени царя Алексея Михайловича и его преемников (8, с.166).

Спасский храм. 1925 год. (Из фондов ДИХМ)
Спасский храм. 1925 год. (Из фондов ДИХМ)

 

В марте 1859 года к северо-западу от колокольни Н.Б.Юсуповым было начато строительство деревянной богадельни во имя св. муч. Татианы на 7 келий «для призрения своих дворовых людей». Автором проекта явился архитекторский помощник Савва Сумаховский, а строителем – московский мещанин Иван Гаврилович Дратцов (1, с.8).

В 1863 году была основана церковно-приходская школа. За первые 5 лет с момента ее открытия 120 мальчиков получили в ней образование. Первым законоучителем в школе был Спасский священник Николай Иванович Вознесенский (там же, с.8).

В 1875 году производилась оценка Спасского имения Юсуповых. Среди построек значатся: господский дом двухэтажный деревянный на каменном фундаменте, крытый железом, 2 флигеля с башнями деревянные (один на каменном фундаменте, другой — двухэтажный), флигель деревянный двухэтажный, деревянная богадельня, сторожка, дом священника и дом причта деревянные. Фабрика с 1874 года на 12 лет была отдана Московскому 2 гильдии купцу Г.Мюлле (9).

Франсуа Фламенг. Портрет княгини Зинаиды Николаевны Юсуповой (Государственный Эрмитаж)
Франсуа Фламенг. Портрет княгини Зинаиды Николаевны Юсуповой (Государственный Эрмитаж)

На Николае Борисовиче-младшем род Юсуповых пресекается по мужской линии. После смерти его дочери Татьяны единственной наследницей остается старшая дочь Зинаида. Чтобы род не прервался, Зинаида Николаевна по просьбе отца и по императорскому указу от 21 декабря 1891 года передала свой княжеский титул вместе с фамилией Юсуповых своему мужу – графу Феликсу Феликсовичу Сумарокову-Эльстон (1856-1928). У супругов родилось четверо детей мужского пола, двое из которых умерли во младенчестве, старший сын Николай (1887-1908) погиб на дуэли. После его смерти Зинаида Николаевна почти полностью посвятила себя благотворительности. Ее духовником был прав. Иоанн Кронштадтский, а близкой подругой – прмч. Великая княгиня Елисавета Федоровна. Н.Б.Юсупов в книге «Светлая страница жизни» описывает, как была спасена жизнь Зинаиды Николаевны, находящейся на одре болезненном, после молебна, отслуженного в доме больной прав. Иоанном. (7, с.391). В РГАДА хранится письмо прот. Митрофана Сребрянского (ныне прославленного во святых исповедника Сергия), в котором он благодарит Юсуповых за прекрасно проведенное время в их имении в Кореизе (10). Сын Зинаиды Николаевны, Феликс Феликсович– младший, отмечал, что ее любило все императорское семейство, а политики и министры ценили за прозорливость и верность сужденья.

Имение Спасское-Котово после Николая Борисовича-младшего уже не представляло интереса для его потомков, которые большую часть времени проводили в Архангельском. Суконная фабрика отдается с 1874 года в аренду династии Мюлле, с начала XX века территория имения разбивается на участки и сдается под дачи. В РГАДА сохранились планы дач с указанием фамилий лиц, их снимавших, цены и срока (некоторые участки были сданы до 1929 года). Один из участков с 1910 года снимал владелец Московского колокольно-литейного завода Павел Николаевич Финляндский (11). На его заводе в 1884 году был отлит один из колоколов Спасского храма. В 1900-1901 гг. на территории Котово действовала школа Александра Александровича Пороховщикова по обучению крестьян производству огнестойкого кирпича из соломы и глины и постройки из него домов. Княгиня Юсупова предоставила безвозмездно для этой цели землю с угодьями и некоторыми постройками. По воспоминаниям учеников школы, они жили в самом дворце, который был в то время уже в довольно убогом состоянии (12).

Серов В.А. Портерт Феликса Феликсовича Юсупова
Серов В.А. Портерт Феликса Феликсовича Юсупова

Последним из Юсуповых, посетивших Спасское-Котово, был Феликс Феликсович–младший, сын Зинаиды Николаевны. Вот что он пишет в своих воспоминаниях: «Одним из самых старых наших имений было подмосковное Спасское. Именно там жил князь Николай Борисович перед тем, как купил Архангельское. Потом об имении словно забыли не знаю почему. В 1912 году я побывал в нем. Оно было заброшенным совершенно. На пригорке близ елового бора стоял дворец с колоннадой. Казалось, он прекрасно вписывается в пейзаж. Но как только я приблизился, то пришел в ужас: все сплошь – развалины! Двери сорваны, стекла разбиты. Потолки рушатся, на полу оттого груды мусора и щебенки. Кое-где остатки былой роскоши: мраморная штукатурка с лепниной, яркая настенная роспись, вернее, также остатки. Я прошелся по анфиладе. Залы один другого прекрасней, а куски колонн лежат на полу, как отрубленные руки. Части деревянной обшивки эбенового, розового и фиолетового дерева с маркетри давали понять о былом декоре!» (13, с.72).

В начале XX века в храме появилась роспись стен растительным орнаментом (2, с.12). Это может свидетельствовать о том, что усилиями священника и прихожан храм поддерживался в должном состоянии.

Протоиерей Василий Рыбнов
Протоиерей Василий Рыбнов

После революции 1917 года начинается новый период в жизни усадьбы. В 1922 году был уничтожен главный дом, на его месте через несколько лет будет построен деревянный барак для инженерно-технических работников, занятых на строительстве канала Москва – Волга. (Сегодня на месте дома находится фонтан). Некоторые деревянные дачи уцелели до 1960-х годов. Кладбище возле храма было разрушено, впоследствии по его территории прошла дорога от станции Водники. В Спасском храме до 1934 года проводилось богослужение. В апреле 1931 года у стен Никольского придела был захоронен священник Троицкой церкви села Троицкого, находившегося неподалеку, протоиерей Василий Рыбнов, застреленный комсомольцем в доме прихожан во время совершения требы. В 1920-е годы в Котово жил и служил в Спасском храме благочинный местной церковной округи протоиерей Константин Сперанский. В 1933 году он перешел служить в храм Владимирской иконы Божией Матери в Виноградово, а в 1936 или 1937 году был репрессирован (14, с.218-219).

В 1934 году храм был закрыт. Началось его разграбление и разрушение. Были сломаны главы с барабанами, завершение усыпальницы, колокольня — начиная от яруса звона, крыльцо, утрачен декор всех окон. Были разрушены иконостасы, разграблена вся церковная утварь. Растесаны дверные и оконные проемы, пробиты новые проходы внутри храма, прорублены новые окна. Центральный четверик стал двухэтажным благодаря деревянному перекрытию. Белокаменные полы были покрыты местами слоем цемента, местами – асфальта, поверх них были уложены дощатые полы и линолеум. Все здание снаружи было покрыто цементной штукатуркой, внутри окрашено масляной краской. Снаружи была выполнена асфальтовая, а местами бетонная отмостка, с трех сторон храм был обстроен утилитарного вида пристройками. В 1960-е годы с южной стороны было пристроено двухэтажное здание из красного кирпича, опирающееся прямо на стену Никольского придела (2, с.13).

Остатки Спасского храма в 60-е годы XX века. Слева от него - строящееся кирпичное здание. Напротив через дорогу – «Автобуфет» (пивная) (фото из «Энциклопедии Долгопрудного»).
Остатки Спасского храма в 60-е годы XX века. Слева от него — строящееся кирпичное здание. Напротив через дорогу – «Автобуфет» (пивная) (фото из «Энциклопедии Долгопрудного»).

В помещении храма во время Великой Отечественной войны стояли солдаты, а после ее окончания разместились спичечная фабрика и мыловаренные мастерские, другие предприятия и, наконец, типография (1, с.14). Из рассказа прихожанки храма мы узнали, что в 1958 году состоялось собрание представителей типографии и райисполкома с участием местного священника (вероятно, протоиерея Петра Удодова из церкви в Виноградово). Советские люди выступали и говорили о том, что остатки храма надо разрушить и на этом месте построить что-то новое на усмотрение райисполкома. Священник сказал, что здание надо отдать Церкви. По-видимому, решающим оказалось выступление Галины Георгиевны Поляковой, члена общества Красного Креста и Полумесяца, сказавшей, что «коль здание принадлежало Церкви, то Церкви надо и отдать». Таким образом, храм был спасен от окончательного разрушения.

В 1991 году храм был передан общине верующих. Настоятелем храма был назначен священник Алексей Шурупов (ныне – протоиерей). Ничто не напоминало в оставшихся развалинах об их первоначальном предназначении. Местные жители даже и не подозревали, что много лет они ходили мимо старинного храма, находящегося за бетонным забором. Даже архитекторы, специалисты по реставрации памятников архитектуры, не сразу смогли узнать в обезображенном здании под плоской крышей храм XVII века. Зато на стене типографии красовалась гранитная плита с надписью: «Храм Спаса Нерукотворного Образа. Памятник архитектуры XVII века. Охраняется государством».

По промыслу Божию первый молебен у стен храма был отслужен 29 августа, в день храмового праздника – перенесения Спаса Нерукотворного Образа из Едессы в Константинополь. 8 сентября работники типографии позволили помолиться в оскверненном Владимирском приделе. Молебен служили под грохот типографских станков. А через некоторое время, при чтении документов о храме, было установлено, что придел освящен именно в честь Сретения Владимирской иконы Пресвятой Богородицы! Первая литургия состоялась 21 сентября, в день Рождества Пресвятой Богородицы, во Владимирском приделе. С этого дня в храме с протекающей крышей, под шум станков, стало регулярно совершаться богослужение.

Начался период реставрации храма. Искусствоведом Галиной Борисовной Ашкинадзе и архивистом-историком В.В.Тютиным были найдены исчерпывающие архивные материалы, чертежи, фотографии храма до разрушения. Архитектор Вероника Викторовна Овчинникова провела добросовестные натурные исследования (обмеры, шурфы, зондажи). Вследствие того, что здание храма не раз переделывалось при его владельцах, а также было почти полностью обезображено в советский период, натурные исследования были очень сложными, в частности, зондажей пришлось делать около симисот квадратных метров. На основании натурных исследований и с помощью архивных чертежей, фотографий и описаний был разработан проект реставрации памятника, утвержденный на научно-методическом совете института «Спецпроектреставрация». Кирпичное здание типографии, опирающееся на стену Никольского придела, хотели сломать, но от этого решения отказались. Маленькая усадебная церковь не могла вместить достаточного количества прихожан, было необходимо расширение ее площади. Поэтому архитекторы воспользовались прорубленными в советское время дверными проемами и объединили пространство Никольского придела и здания типографии. Архитекторами Владимиром Игнатьевичем Якубени и Ниной Валериановной Семеновской новое здание было преображено в неорусском стиле и теперь составляет неотъемлемую часть храма.

В первое время единственным подходящим местом для совершения богослужения был изуродованный Никольский придел. За четыре года были проведены реставрационные работы. Уровень земли был опущен до той отметки, на которой он находился в XVII веке. К 1996 году купола увенчались золотыми Крестами, 8 сентября того же года (в день престольного праздника) снова зазвонили колокола. К ноябрю был отреставрирован главный четверик и со дня памяти Иоанна Златоуста (26 ноября) службы начали совершаться в нем. Вскоре храм снаружи и изнутри был украшен мозаиками, выполненными под руководством диакона Дмитрия Котова. 31 мая 1998 года Спасский храм был освящен владыкой Григорием, епископом Можайским. В этот же день в родном храме был рукоположен в сан пресвитера диакон Александр Телешев. 6 мая 2001 года митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий освятил Никольский придел и возвел настоятеля храма протоиерея Алексея Шурупова в чин протоиерея.

Спасский храм сегодня.
Спасский храм сегодня.

В настоящее время в храме ежедневно совершается богослужение, действует детская Воскресная школа, силами священников и сотрудников храма проводятся занятия Долгопрудненского отделения епархиальных Библейско-богословских курсов им. прп. Сергия Радонежского, работает православная семейная община трезвости «Надежда», собрана большая церковная библиотека.

Библиография и источники

  1. Ашкинадзе Г.Б., Тютин В.В. Историческая справка на церковь Спаса Нерукотворного Образа в селе Спасское-Котово (г.Долгопрудный). – Машиноп., 1992.
  2. Овчинникова В.В. Описание данных натурных исследований храма Спаса Нерукотворного в селе Котове (г.Долгопрудный). – Машиноп., 1992.
  3. Кручинина Л.В. Подмосковные имения князя Н.Б.Юсупова в 1812 году. – Архангельское, 2012.
  4. Иванова В.И. Другой Юсупов: Князь Н.Б.Юсупов и его владения на рубеже XVIII-XIX столетий. – М., 2011.
  5. Буторов А.В. Князь Николай Борисович Юсупов: Вельможа, дипломат, коллекционер. – М.: Астрель, 2012.
  6. РГАДА, ф.1290, оп.3, ед.3389 (из материалов Кручининой Л.В.).
  7. Симонова В.М. Князь Н.Б.Юсупов-младший и его религиозно-философские воззрения. // Юсуповский дворец. — С.-Пб., Арт-Палас, 1999. — С.388-391.
  8. Цветков, С. Спасская в с.Котове церковь. // Чтения в Обществе любителей духовного просвещения. — Кн. IX (Сентябрь). – М., 1878. – С.162-168.
  9. РГАДА, ф.1290, оп.5, ед.3120.
  10. РГАДА, ф.1290, оп.9,ед.127.
  11. РГАДА, ф.1290, оп. 7, ед.678.
  12. Виноградова, И. Школа огнестойкого строительного искусства в Спасском-Котово. // Долгие пруды. — 20 марта 2015. — С.11.
  13. Юсупов Ф.Ф. Мемуары в двух книгах: До изгнания. 1887-1919. В изгнании. – М., Захаров, 2001.
  14. Мишин, Владислав, свящ. Храм на Долгих прудах: История храма Владимирской иконы Божией Матери в Виноградове и его прихода. – М., 2016.

 

1 КОММЕНТАРИЙ

Comments are closed.