Безрукова А.В.: Научный потенциал музея в формировании туристической дестинации

117

А. В. Безрукова (Москва)

Научный потенциал музея в формировании туристической дестинации

Аннотация. В статье анализируется ключевое понятие современного туристического дискурса – «туристическая дестинация». Анализируется  понятие «научный потенциал музея». Автор обосновывает роль музея в формировании туристической дестинации.

Ключевые слова: научный потенциал музея, туристическая дестинация, имидж музея, бред.

A.V. Bezrukova (Moscow)

The scientific potential of the museum in the formation of a tourist destination

Abstract. This article discusses the key concept of the modern tourist’s discourse — «tourist destination». The notion «scientific potential museum» is analyzed. The author substantiates the role of the Museum in the formation of the tourist destination.

Key words: scientific potential museum, tourist destination, the image of the museum, brand.


Мы достаточно часто оперируем понятиями: культурный потенциал музея, воспитательный потенциал музея и значительно реже упоминаем о его научном потенциале. Что мы подразумеваем под научным потенциалом музея?

Научный потенциал любого музея представляет собой мощный ресурс, который включает кадровую, материально-техническую, финансовую, организационную и информационную составляющие.

Почему я выделяю научный потенциал музея? Потому что всё чаще основным направлением работы музея нам навязывают работу с обслуживанием посетителя, и она носит  поверхностный характер, задействует сторонние ресурсы никак не связанные с особенностями музея и это во многом связано с не востребованностью научных музейных разработок.

Второе понятие, которое нуждается в расшифровке – это понятие «дестинация». Оно широко в настоящий момент используется в сфере туристического бизнеса и пока не часто звучит в стенах музеев, хотя имеет к ним непосредственное отношение.

Само слово «дестинация» в переводе с английского означает «местонахождение;  место назначения». Термин был введен профессором Мейсенского университета (г. Окленд, Новая Зеландия) Нейлом Лейпером в 1979 году[1].

Дестинация — это территория, имеющая определенные границы (не обязательно совпадающая с границами районов, поселений и т.д.), с налаженной системой  удобств, средствами обслуживания и услугами для обеспечения всевозможных нужд туристов, т. е  дороги, стоянки, гостиницы, кафе, магазины.

Туристическая дестинация – это основной, можно сказать решающий элемент, туристской системы. При желании любой музей может создать свою дестинацию.

Так каким образом музей своим научным потенциалом может участвовать в формировании туристической дестинации, и какие дивиденды может иметь от этого участия сам музей?

Актуальность этого вопроса очевидна: либо музей входит в туристическую дестинацию или остаётся на обочине и выпадает из объектов показа. Или музей начинает создавать туристический продукт и учиться продавать его, или его существование становится зыбким и неустойчивым, а порой над ним нависает угроза закрытия.

Надо понимать, что слабая связь туристических организаций и музеев формирует искажённую картинку возможности музея. Турфирмы обращаются к рекламным ресурсам музея – на сайте, печатным (буклеты, листовки), самые активные доходят до отделов, которые занимаются организацией экскурсий и работой с детьми. Видел ли кто-нибудь  главу туристической фирмы на приёме у главного хранителя музея, заместителя по научной работе? С одной стороны, разумно возразить, что это вне их компетенции, а с другой стороны, напрашивается вопрос, а является ли научная работа музея, только материалом для внутреннего пользования?

Турфирмам иной раз проще самим создавать объекты показов. Возьмём комплекс под Хабаровском. Компания «Велком» взяла на берегу несколько гектаров и сделала филиал Хабаровского этнографического музея. Прекрасный филиал. У них там и экологическая тропа по тайге, и наскальная живопись, и рядом поселок нанайцев[2].

Наше агентство за прошедшие 2 года работала с музейными проектами на территории Рязанской и Тверской области[3]. И мы постоянно сталкивалось с вопросом как музею повысить свою значимость, не теряя своего подлинного лица, не превращаясь в развлекательный центр, клуб  и не подменяя научную работу  культурно-массовой.

Пример – поселковый краеведческий музей в Кимрском районе Тверской области. Существует при клубе, находится в стадии активного комплектования. Из состояния симбиоза их вывело появление рядом, в 3 км, музея Гадюки Васильевны, развлекательная программа с гастрономической составляющей. Успех ошеломляющий, приезжают из Твери и Москвы, с музеем работают многие солидные туристические фирмы, сделан на деньги фонда Потанина. Сотрудники краеведческого музея, проанализировав опыт коллег, поняли, что не выбирают эту дорогу. И фактически сейчас мы совместно разрабатываем проект развития музея как составляющей  будущей туристической дестинации Кимрского района.

С той же проблемой мы столкнулись, работая с частным музеем ёлочной игрушки в Рязани и государственным музеем обороны и тыла в деревне Баграмово Рязанской области. У музеев отсутствовала программа собственного позиционирования, и все усилия наладить работу превращалась в цепочку мероприятий, может быть, и ярких, но случайных и между собой несвязанных.

Выявление общих проблем для музеев различной подчинённости, направленности и величины позволили нам  сформировать общий план действия, который потом с успехом дорабатывается для каждого музея индивидуально.

Рассмотрим наш план действий последовательно. Фактически в результате его реализации музей, преодолевая или беря в союзники свою репутацию, создаёт свой имидж, а затем, войдя в туристическую дестинацию и формирует себя как самобытный образ.

У любого музея есть репутация. Репутация — общественная оценка, которая формируется в течение долгого периода времени. Это нематериальный актив компании, который делает ее «доброе» имя (оценка, мнение). И его задача, поддерживая или разрушая эту репутацию, сформировать имидж. Разрушение репутации не такая уж криминальная история, если репутация определялась словами – «скучный», «однообразный», «унылый».

Имидж – это искусственный образ, который формирует эмоциональное отношение человека или общественности к восприятию музея (образ, портрет). Этот образ складывается из совокупности того, что предлагает музей посетителю, как он себя позиционирует через свои действия.

Часто происходит подмена понятий имидж и бренд. Бренд музея сформируется только после вхождения его в туристическую  дестинацию.

Бренд происходит от английского «brand», что означает клеймо. Скотоводы  Дикого Запада использовали его для того чтобы клеймить  свой скот, чтобы можно было отличить свою скотину от соседской. Ныне бренд — это созданное впечатление от музея, его сотрудников и услуг, которые он представляет в сознании потребителя. Бренд, по сути, есть благоприятные воспоминания и ожидания туристов, оставшихся довольными от посещения музея. Но главное в бренде это их приверженность или лояльность, то есть готовность снова и снова возвращаться, предпочитая данный музей всем другим. То есть, музей проделывает путь от репутации к имиджу, а затем к бренду.

Важное дополнение –  если музей признаёт за собой право быть главным  носителем информации о территории, главным художественным центром и т.д., он принимает на себя ответственность за презентацию себя как особенного, то обычно этот путь не составляет никаких затруднений.

Теперь рассмотрим последовательно все составляющие научного потенциала музея:

1. Численность и квалификация научных сотрудников.

Мы не можем влиять на наше штатное расписание, но, как показывает практика, наличие общей идеи и стремление к её реализации очень меняет рабочий настой в коллективе. Мы работали с музеями, где два сотрудника ‑ и горы сдвинуты, а есть…

И если музей хочет развивать научный потенциал, то профессиональный рост сотрудников – это его первейшая задача – возможность сотрудников бывать в других музеях, активность обсуждения подобных мероприятий, поддержание тонуса активности – это вопрос не затраты средств, а вопрос уровня вопросов, которые ставит перед собой музей

2. Наличие научной базы.

Мы работали с музеями, которые хранили и 500 единиц хранения, и 50 000. И разница заключается не в объёме фондов, а в степени их изученности и связи фондовых отделов с другими отделами музея. Частая история – фондовик сидит, пыхтит, изучает, а экспозиционер, берёт вещь на выставку и обходится формальной информацией о предмете. Часто вещь приходит от реставраторов с готовой историей, а сотрудники не берут на себя труд оставить для работы копию заключения по экспертизе. Очень бы хотела сказать, что это не так, но сталкиваюсь с этим на каждом шагу. Ещё более частая ситуация – уходит сотрудник и с ним «уходит» и информация об изученных вещах, потому что никто не удосужился её зафиксировать и не поставил в обязанность сделать это сотруднику.

3. Техническая оснащённость музея. Сложный вопрос для провинциальных музеев, но при желании ноутбука хватает, чтобы установить нужные программы и составить базу музея.

4. Ассигнования на научные исследования. Мы не могли обойти этой составляющей научного потенциала, хотя это, несомненно, слабое звено. Копии в архивах за свой счёт, командировки за свой счёт – знакомо! Но те, кто интересуются базой фонда Потанина, наверное, обратили внимание, что часто небольшие, просто крохотные музеи получают деньги на реализацию своих проектов. Главное, чтобы проекты были, и кто-то взял на себя ответственность за изменение имиджа своего музея.

Отдельно могу сказать об изданиях научных работ. Проблема, с которой музеи сталкиваются постоянно. Дорого, говорят мне музеи, а когда считаю им себестоимость научных сборников и буклетов удивляются. Часто музеи губит «не любопытство» — но у нас много конференций, издающих сборники, много вариантов, где можно представить свои работы, много возможностей в интернете.

Так что же происходит при активации всех составляющих научного потенциала? Создаётся конкурентно способный туристический продукт, который в свою очередь формирует имидж музея. Достигается это естественно активацией и других потенциалов музея – досугового, развлекательного и т.д. Но, на наш взгляд, именно, научный потенциал должен быть ведущим, он должен стоять у истоков создания незабываемого образа данного музея. Только тогда понятие туристический продукт и не будет осквернять наших ушей и трепетных музейных душ.

Как имидж музея соотноситься с формированием туристической дестинации?

Во многих районах они уже сформированы, и музею необходимо грамотно оценить, и вписать себя крупными буквами в существующую конструкцию, и не только собственной самобытностью, но и удобной парковкой, подъездными дорогами, магазином сувениров. В некоторых случаях музей сам вынужден формировать свою туристическую дестинацию самостоятельно, пример музеи-усадьбы – Пушкиногорье, Ясная Поляна, Щелыково. Все для приёма гостей – гостиницы, рестораны, магазины и т.д.

Несомненно, дестинация должна представлять собой культурную ценность, и посетители (не только туристы, но и местные жители) должны считать её  привлекательной, комфортной. Удача по формированию туристической дестинации оценивается фактически по одному критерию ‑ посетители возвращаются и считают, что посещение заслуживает потраченного времени и денег.


[1] Чудновский А. Д. Менеджмент туризма.  М.: Финансы и статистика, 2011.  С. 200.

[2] Шпилько С. П. Потенциал и роль музея в становлении современной туристической индустрии в России // http://tourlib.net/statti_tourism/museum.htm (Дата обращения 25.04.2019).

[3]  См. мои работы: Научная концепция и описание коллекции (Музей сказок и ремёсел. Рязань, 2018); Концепция и монтаж выставки «Они ковали победу» (Музей обороны и тыла. Баграмово, Рязанской области, 2018); Концепция комплектования (краеведческий музей, Белый Городок, Тверская область, 2019).